Срибный игорь федосеевич знакомства

Труды Полтавской Ученой Архивной Комиссии. Выпуск 4

срибный игорь федосеевич знакомства

И даже при беглом знакомстве с его фильмами можно отметить Андрей Тарковский и традиции русской философии / Игорь Иванович. Евлампиев. Редактор Игорь Лебедевъ .. Первое моё камеральное знакомство с городом показало, что я не ошибся в выборе. Игорь Срибный. Совета Федерации РФ Игорь Фомин, заместитель главы. го региона . района,. Т.А. Срибная, секретарь местного отделения Пар-.

Московский перманентный жл Наблюдатель жизни (Игорь Лебедевъ) / Стихи.ру

По имеющимся на данный момент результатам археологических исследований, люди жили в этих местах, начиная с пятого века. В период Киевской Руси жители занимались рыболовством и бобровым промыслом, а впервые стало известно об этом городе с года, когда он стал центром волости Великого княжества Литовского.

срибный игорь федосеевич знакомства

Тогда его названия были разными: Бобровск, Бобруевск, Бобрусек, но все они исходили от названия речки Бобруйки. В состав Российской империи он был включён в г. Герб потом был изменён, но затем я к своему удовлетворению узнал редкость для постсоветского пространствачто в январе г.

Указом Президента Республики Беларусь городу был возвращён исторический герб и установлен флаг из белого полотнища с изображением герба в центре. Вблизи есть лес, пруд, звероферма, а в 38 км в. Что ж, очень хорошо и для автомобиля эти километры - уже не расстояния. Маршрут обычный и хорошо описан в интернете. От Москвы - по Калужскому шоссе прямо до Рославля, а оттуда и до границы рукой подать. Бобруйска, и следовать до левого поворота в деревню Щатково. Этот поворот трудно проскочить, так как он сразу появляется за мостом через реку Березину.

После поворота налево надо проехать последние 4 км асфальта и свернуть налево к отелю, по сути в тупик, так как прямо пойдёт гравийка в деревню Щатково. Дорога в целом оказалась совсем не сложной, если не считать сильного ночного дождя в начале маршрута. Выехали мы 7 августа из Подмосковья, из села Семёновского. Следуя по ней, мы пытаемся идти за ними на небольшой скорости, ни в коем случае не обгоняя их в такой сложной обстановке.

Нам надо пробиться до Шараповой охоты через жд-переезд к Калужскому шоссе. Мы напряжены, в глубине души даже встревожены. Дождь продолжает лить как из ведра, щётки работают на последнем режиме, а видимость остаётся по-прежнему чуть ли не нулевой.

Указатели еле заметны, но я успокаиваю жену тем, что важный поворот мы всё равно не проедем. С рассветом дождь постепенно утихомиривается и мы, наконец-то, выехав на нужное шоссе, увеличиваем скорость до максимально возможной. Слава Богу, мы движемся к нашей цели - на Бобруйск! Нет, всё же хорошо, что выехали рано. Нет, хорошо, что выехали рано, пробки ещё не успели собраться у этих мостов, и мы проезжаем их без особых задержек.

И никто с этой проблемой пока справиться не может, поэтому из года в год она решается просто - укладкой нового асфальта. Но от постоянных летних ремонтов дорог создаются громадные пробки, дыхание от которых несомненно передаётся и на магистрали мегаполиса. И вторая причина — это несоответсвие ёмкости старых дорог увеличивающимся в геометрической прогрессии потокам транспорта.

Кстати путешествующих автотуристов за последние 10 лет, которых вряд ли кто и когда-либо подсчитывал, стало наверняка на один порядок.

Незадолго до пересечения госграницы в одном неприметном посёлке указателя не было мы делаем коротенькую остановку с лёгким перекусом. Чашка кофе из термоса прекрасно взбадривает и вот Примерно через полкилометра останавливаюсь сам возле маленького домика, в котором проводится страхование автомобилей.

Захожу в домик, здороваюсь с двумя парнями и спрашиваю: Уже Белоруссия или ещё Россия? Они смеются, и один из них отвечает, что мы уже в Белоруссии и хорошо, что зашли сами, а то бы всё равно нас остановили гаишники и за отсутсвием страховки нас бы ещё и оштрафовали. Ну что ж надо так надо, страхуемся на автогражданку. Прошу вписать в страховку и мою жену, как второго водителя. Мне говорят, что это без надобности, так как по белорусским законам страхуется автомобиль, а кто на нём ездит, тот и отвечает, главное, что б только права у него.

Позже у белорусских коллег узнаю, что бы прокатиться или поездить на машине приятеля, друга, родственника, вполне достаточно взять у них только ключи, техпаспорт и страховку на автомобиль. Доверенности писать не принято. В который раз убеждаюсь сам, что личное впечатление всегда ближе к истине, если ты конечно не идиот.

Даже если идиот, то всё равно будешь ближе хотя бы к правде, чем некоторые наши СМИ, которые эту правду показывают зачастую кривдой. Скорость немногим болеено меня ещё и обгоняют, присматриваюсь — номера нарушителей в основном московские. Прибавляю, но штурман мой возмущается, что ж, подчиняюсь. На остановке возле одного посёлка, где жители распиливают упавшее дерево и прибирают мусор, узнаю, что максимальная скорость по трассе здесь принята 90 км в час. Молчу и мотаю на ус, и в свою очередь спрашиваю: Нет, говорят, дерево рухнуло, надо бы прибрать, а то оштрафуют за непорядок, да и самим ходить по улице неудобно.

А в моём родном подмосковном селе в начале мая приехали какие-то на автовышке в оранжевых куртках, всем тополям макушки поспиливали, а брёвна всё лето вдоль дороги валялись и никто никого не оштрафовал. Спрашиваю ещё — а что это у вас заборы вдоль трассы все одинаковые и отличаются только цветом краски. Опять улыбаются и молчат. Но тут один не выдерживает и говорит, что так распорядилось начальство Все кивают в такт, мол, действительно.

Ну что ж, заборы всё равно красивые, орнамент их своеобразный, да и чистота вокруг — только позавидовать можно, словно кто-то грабельками с метёлочкой везде прошёлся. Настроение наше ещё больше приподнимается, когда мы видим на полях работающие комбайны и аккуратно убранные поля. Красиво со стороны, но мы, родившиеся и выросшие с женой в деревне, знаем, что это только внешняя сторона крестьянского труда, но труд этих людей просто адский.

Появляются даже нотки какой-то вины перед ними, вот мы едем на отдых, а они вкалывают и им нет никакого дела до нас, пролетающих мимо по трассе туристов. Возле дворов многих сёл и деревень вызывают удивление пасущиеся холёные и красивые лошади.

Давно не видел столько коней, наверное с детства. Экзотика провинций, которую у нас, к сожалению, увидишь уже редко или не увидишь вовсе.

Спасибо и браво вам, славяне, за то, что растревожили русскую душу. В самом городе мы оказались не сразу, а только через день. Первые полтора дня мы устраивались в отеле и обследовали окрестности вокруг. В лесу грибы, но мы их не собираем, а просто с улыбкой смотрим на. На лисичек иначе и смотреть. Комаров тоже предостаточно, не дают они покоя и на лавочках возле отеля, а к Березине без антикомарина ходить вообще невозможно. Номер у нас немного тесноват, что ж по средствам, но видимо с вентиляцией проблемы.

Говорим об этом администрации. Только на следующий год намечена реконструкция номеров. Но нам-то что, на следующий год мы если и будем в Белоруссии, то в другом месте. А вообще-то считаем, что нам повезло. Люди здесь приветливые и вежливые. Экология местности, тишина и чистый воздух - главные козыри отдыха. Тем более, если к бесплатным услугам предоставлены охраняемая автомобильная стоянка, бассейн, в котором можно плавать даже ночью, нормальное питание в виде утреннего и вечернего шведского стола.

Можно договориться и на обед, но нам он не к чему, так как единогласно считаем, незачем ставить время автомобильных прогулок в зависимость от еды. Березина существенно дополняет перечисленные плюсы, можно заниматься рыбалкой, а что ещё туристу.

БОИШЬСЯ Подойти к Девушке? ЛУЧШИЙ Способ Избавиться от Страха Знакомств

Осмотр города начинаем с рыночной площади, где можно без проблем припарковать автомобиль и окунуться сразу в деловую жизнь. В самом центре стоит бронзовая скульптура Бобра, возле которой всегда суетится народ. Пришли сюда и мы к Бобру погладить его пуп, чтобы стать счастливыми и богатыми — примета. От Бобра идём по ул. Чем-то она напоминает нашу улицу. Наверное, маленькими уютными магазинчиками, в которые мы заходим периодически что-то купить по мелочам или просто посмотреть.

Получаем большое удовольствие от общения с людьми, которые очень милы и добродушны. Некоторые после непродолжительного разговора интересуются: Нас это удивляет и смешит одновременно. В свою очередь спрашиваем: От некоторых слышу, что нас россиян и, москвичей в частности, почему-то стало здесь и в это время. Продолжая свой пеший ход, не можем пройти мимо краеведческого музея. Нас здесь встречают с радостью, потому что мы относимся не только к первым, но и редким посетителям.

Теперь не только дальние горы с еле различимыми знаками монастырей привлекали. Воображение полностью заместило действительность. Картина движущегося торгового каравана, неизвестно из какого времени, предстала во всех деталях.

Я была в самом центре на одном из верблюдов, бережно несущим меня в мягком седле. Живая цепочка на всю длину была видна мне определенно сверху. Еле заметно среди бурой травы змеился путь. Поварихи прилаживали к дорожным сумам начищенные котлы, которые только что накормили всю эту ораву. А дорога между тем старательно вбирала в себя метки жизни сегодняшних путников. В многочисленные трещинки, под камешки, укрывая слоем пыли, она впечатывала оторвавшиеся пуговички расстегнутого на ночь платья, ленточку из косы, монетку, нечаянно ускользнувшую из кошелька, оберегающий амулет, накануне небрежно закрепленный, износившийся каблук, зеркальце, записочку с любовным словом.

Она бережно прячет артефакты в свое бездонное чрево. Для них настанет свой час! Запахи, звуки, вздохи, всхрапы, смехи и вскрики сонных людей и животных, как и бодрствующих, тоже застыли вдоль дороги, впитались в самый ее прах и спят до поры до времени, пока праздный любопытный человек вроде меня не потревожит ее покой не заинтересуется, не уловит, не поймаетнапример, тихий смех влюбленной парочки.

Караван идет, повторяя изгибы пути. Стихают звуки, дрема и оцепенение овладевают идущими и едущими. В вышине вовсю заливаются невидимые птицы. В это время то ли мираж, то ли видение распадается как затухающий экран, отдавая пространству все промелькнувшее в виде волн и частиц. Гигантская кулиса отделяла день от ночи. Заходящее солнце дарило нестерпимый для глаз драгоценный пурпур своего величия.

В берег мягко уткнулась лодка, трое рыбаков вытащили мешок с зазевавшимися обитателями расстилавшегося перед нами горного озера. Похоже, мы выпали из времени. Пока шуршащие блюдца кизяков отдавали солнечную энергию аккуратной буржуйке с огромным казаном, полным золотого взбулькивающего масла, женщины, сидя на корточках рядом, ловко препарировали белую рыбу, каждая на своей гладко оструганной доске. Мужчины и дети с пиалами айрана вели неспешный разговор.

Распространившееся тепло сделало их лица таким же пурпурными как заходящее солнце. Благородный вкус и запах напоминал едоку, чего он лишился, выбрав цивилизацию. Все вокруг, включая четырехсоткилометровую цепь желтых барханов и жухлую траву, обросло кристаллами инея.

Как невесомые растения они колыхались от легкого ветра и искрились в свете луны, звезд и проблеска солнца. Тишина завораживала полным отсутствием звуков, а невероятно близкие звезды пересверкивались над головой наподобие бенгальских огней.

Красота и любовь присутствовали в каждом атоме мирозданья. Боясь, что это исчезнет, я стояла не шелохнувшись.

срибный игорь федосеевич знакомства

И наверное со временем ушла бы в песок, кабы не обжора-верблюд, решивший позавтракать спозаранок. Они растратили мою жизнь. Засыпали дешевым конфетти успокоения Потом местный спецназ мочил без разбору всех — что заложников, что захватчиков. Акулы — и вовсе смех. Вот и обрусела старая рыбацкая деревенька Хургада. Русский язык тут всюду, английский только на втором месте, арабский — хорошо, если на третьем. Великий и могучий то гордо вознесётся рекламным щитом над Шератон-роуд: То скромно и грамотно возвестит: Настырные местные лавочники понимают.

Я оживился и немного поправил одного: И только с выпивкой в Хургаде тяжко. Мы здесь всё же не сапоги моем в известном океане. Ездила бы сюда вся Россия, и русская народная болезнь была бы и впрямь злобной клеветой. Но ездит не вся, далеко не вся… И, конечно, ездит ради моря.

Не всем нужна древняя история, не все направятся в Каир или Луксор — но море одно на. Лето здесь на экстремалов, морская вода как в ванне, а по улице, наверное, десяти шагов не пройти без теплового удара. Темнеет в пять, совсем как в Москве светает, правда, раньшеночью даже прохладно — пустыня-то. Да и днём, при всех уютных двадцати пяти морской ветерок нет-нет, да захолодит.

Потому и неохота вылезать из воды, что явно теплее этого ветра.

Московский перманентный ж-л Наблюдатель жизн5 65

Воды необычайно прозрачной, ибо ни одна река в Красное море не впадает. Кругом только пустыни, и даже дождь не при каждом султане-шейхе-президенте случается. Чистота моря, похоже, не обманчива — где угодно в Египте мусор заставит выругаться, только не на пляже. Они сплошь частные, да с охраной.

А корабли да танкеры из Суэцкого канала где-то далеко в море, акулами-чистильщиками плотно ведомые. Египтяне берегут прибрежные кораллы, за них спуску не дадут даже туристам.

И штраф, и местный зиндан, и запрет въезда ныне и присно — всё можно огрести за маленький их осколок, даже подобранный на берегу.

На неделю хургадской лени приходится столетие смерти Льва Толстого. Сколько ни звёзд в нашем отельчике, а российский телеканал.

Вокруг шумит административно-литературная тусовка. Хорошо, что я не писатель — а то б точно направили на это мероприятие. Много хочется сказать о Толстом, но позже. Вдали от России ассоциации более просты. На могиле Садата, говорят, эти слова тоже выбиты. Однако настаёт время из современного Египта отправиться в древний. Семь лет назад страх террора был посильнее.

В Луксор автобусы шли исключительно караваном через пустыню, долго собираясь на огромной площадке у городка Сафага. Два полицейских джипа вызывали усмешку — ну, что они против взвода фундаменталистов с базуками? Вышло не страшно, но с ночными переездами утомительно.

В этот раз приходится разделиться — и денег мало, и расписание плотное. Жена едет на автобусе в Луксор с её древним кафедральным Карнаком и Долиной царей, а мы с сыном летим на самолёте в Каир. При нас по пути к Каиру в кювет улетает очередной автобус, четверо из России гибнут.

К Луксору трасса, вроде, спокойнее. Вроде… Вторая авария, хоть и без жертв, случится на ней через три дня. Как и с акулами.

Прости, Господи… Каир встречает всё ещё продолжающимся Курбан-байрамом. Гид Мустафа, владеющий кроме родного тремя языками, сразу предупреждает: Это подтверждает и первый наш пункт, Цитадель Саладина. Разуваемся, сандалии в руки, гуляем по внутреннему дворику с фонтаном, потом и внутрь непременно с правой ноги выходить же из мечети — обязательно с левой.

Бог един, как ни зови его, любой храм не просто здание — это чувствуется. По Соловьёву, первое русское их описание в м веке принадлежит купцу Василию Гогаре: Но мало ли было подобных былей и небылиц между Геродотом и Наполеоном? Озираюсь, касаюсь древних камней и, как в прошлый раз, меня немного тяготит экскурсионный коллектив. Как они будут смотреться на одной линии? Впрочем, тогда не пускали особо в пирамиду Хеопса, а сейчас — пожалуйста, всего-то двадцать долларов.

Меньше времени проводим и у Сфинкса, но уже вижу — сын доволен, в Египет приехал не зря. А египтян вокруг полно, многие на лошадях и верблюдах. Ближайшая возвышенность — вся в скачущих всадниках.

Ни одна экскурсия в Египте не обходится без заезда в разные сувенирные лавки — тут с гидом спорить бесполезно, он у этих лавок в доле. Это время отнимается от Пирамид, от других интересностей — но никто не ропщет. Женщины скорее рады, а их явно. Уже в темноте, по пути в Египетский музей, мучаем Мустафу всякими неполиткорректностями. А куда смотрит власть? А когда было чище — до революции или после? Мустафа, не моргнув, отвечает: Не молод ли, чтоб сравнивать?

В Луксоре жена прямо спросит гида: Впрочем, говорит Мустафа, в Египте теперь демократия. Словно в подтверждение его слов со стен глядят явно предвыборные плакаты, среди кандидатов в депутаты попадаются и женщины в хиджабах, но с открытыми лицами. Семь лет назад — да, такого не. До того выборов не было почти никаких, было бесконечное чрезвычайное положение после убийства Садата. И лишь убедившись в верности генералов, собрал правительство на экстренное заседание.

С Египетским музеем Мустафа угадывает безошибочно — перед самым закрытием толпы внутри уже нет, и ходим мы, наоборот, гораздо дольше прошлого раза.

И даже в знаменитый зал Тутанхамона не надо стоять в очереди, и перед его золотой маской можно провести не полминуты. И мумии рассмотреть не мимолётно. И много, много ещё залов, ранее и не ведомых.