Про любовь про тебя про знакомые слушать онлайн

Дима Зицер / Гости / Радио Маяк

про любовь про тебя про знакомые слушать онлайн

Музыкальное произведение Про любовь, про тебя, про знакомые слова до боли, всё что ты мне ночью говорил м-м, автор Фабрика. МП3 качество. ru: Про Любовь скачать и слушать онлайн в хорошем качестве на ru и другие треки Про любовь, про тебя. Про знакомые слова до боли. Песни о Любви – в мире есть много песен, называющиеся «песни о любви», но не имеющие к любви Для меня ты - Ангел Божий. Без тебя такая муть!.

А с другой стороны, тем ребятам обидно: А Таиска всю посуду вымыла. А я… я думала, с цветами красивее. Это мы такие подарки придумали: У матери разошлись сведённые брови. Ей даже стало стыдно, что она так расходилась, не узнав, в чём. И она была рада, что не нужно никого ругать и наказывать. Она села на лавку, отбросила хворостину и засмеялась.

В это время вошёл дед. Ну что за ребята у меня — одна радость! Потом пригляделась к столешнику и добавила: Снова мир и веселье поселились в избе.

Только одна Груша была не в духе. Она так и не успела придумать подарка для матери. Гости пьют чай с лепёшками и осуждают мать В сумерки, после того как убрали скотину, к матери пришли гости. Стол был накрыт, кипел самовар, и лепёшки красовались в широком блюде. Первой ввалилась в избу толстая тётка Марья в широком сборчатом полушубке. Она размашисто перекрестилась на передний угол и, по старинному обычаю, отвесила поклоны — сначала деду, затем матери. Потом разделась, но оставила на плечах большой пёстрый платок.

И Валентинке сразу вспомнилась ватная грелка-баба, которую мама сажала на горячий чайник. Тётка Марья посмотрела на ребят и зычно спросила: Романок ткнул Валентинку пальцем: Валентинка покраснела и опустила.

Ишь ножки-то какие тоненькие!. Ну куда же в деревню такую? А землю, братцы, любить. Ну, а где ж ей! В избу вошла ещё одна гостья, бабка Устинья, высокая старуха, сухощавая, подобранная. Она поклонилась хозяевам и, поджав тонкие губы, уставилась на Валентинку: Да что из неё вырастет? Ни отца её ты не знаешь, ни матери. А что они за люди были? Может, хорошие, а может, и не очень… Валентинка взглянула на бабку Устинью и снова опустила ресницы.

Только уселись за стол, загремела в сенях дверь, и явилась новая гостья — тётка Василиса, по прозванию Грачиха. Так прозвали её за большой нос. Она тоже сразу стала разглядывать Валентинку: Сразу видно, что не нашенская: Приживётся ли она у нас на чёрном хлебе-то?

Валентинка ушла в тёмную горницу и уселась в уголок. Уж очень неприятно, когда тебя разглядывают, будто какую-нибудь вещь! Бабы за столом поговорили о войне, о том, что наши, слышно, гонят немцев; о том, что завтра всем колхозом возить дрова на станцию; о холстах, которые хорошо сейчас белить: Да с ней в поле-то нагоришься!

Не будет она тебя, Дарья, ни любить, ни почитать. Как есть ты ей чужая, так чужая и останешься. Да она и по масти-то к твоей семье не подходит: Ну, а куда, скажем, вот таким сиротинкам деваться? Мало ли их, горемык, останется? Что же теперь делать! Уж как-нибудь… Валентинка ждала, что скажет мать.

Неужели она тоже согласится с теми двумя? Что же тогда делать Валентинке? Как жить в этом доме, где её никто не будет любить? Мать выслушала своих гостей, оглянулась, нет ли тут Валентинки, и сказала в раздумье: Что работница из неё хорошая не выйдет — ну что же делать!

Как сможет, так и сработает. И это меня не заботит. Не зовёт меня матерью, никак не зовёт. Или уж и вправду, как была чужой, так чужой и останется? Она глядела из своего угла на мать, которая сидела в кухне за столом, задумчиво подпершись рукой.

Ей хотелось соединить это слово и эту женщину. Но ничего не получалось.

про любовь про тебя про знакомые слушать онлайн

Женщина оставалась тётей Дашей. И с этим Валентинке ничего нельзя было поделать. В тот же вечер, проводив гостей, мать достала чернила и перо, попросила у Груши бумаги и села писать письмо. Она писала письмо на фронт своему мужу о том, что с делами в колхозе понемногу справляются, что в доме всё благополучно и что ребятишки здоровы и ждут отца.

Я взяла в дом девочку Валентинку — сироту, беженку. Думаю, что я это хорошо сделала. Но вот некоторые люди говорят, что напрасно, и ругают меня за. А может, люди правду говорят, что чужое не приживается?. Когда забрезжило в окнах, дед разбудил Грушу: В школу не пойдёшь сегодня — дома некому. Груша не могла открыть глаза, не могла голову поднять с подушки.

Но дед не отставал: Куры у крыльца собрались, корму ждут. Вставай и подручных буди. А мне некогда с вами долго разговаривать: Груша встала и тут же разбудила Таиску и Валентинку: Одной, что ли, мне все дела делать? И пока полусонная Груша укладывала дрова в печке, Таиска сбегала на задворки, принесла охапку морозного хвороста, схватила ведро и пошла за водой.

Жарко заполыхали тонкие, хрупкие прутья. Но хворост прогорел, а дрова задымились и погасли. Дым ударял ей в. Груша сердилась и чуть не плакала с досады. Ступай, ещё хворосту принеси! Валентинка накинула платок, вышла на улицу и остановилась. Розовые облака в светло-голубом небе, розовые дымки над белыми крышами, острые огоньки на сугробах.

И морозец — лёгкий, скрипучий. А в воздухе уже что-то неуловимое, напоминающее о весне… Валентинка прошла на задворки и вытащила из-под снега охапку хвороста. Груша встретила её на пороге и нетерпеливо выхватила хворост из её рук: Тут печка совсем погасла, а она идёт не идёт.

Правду тётка Марья сказала: Валентинка молча исподлобья глядела на светло-русый Грушин затылок, на её голые локти с ямочками.

Дорожное радио

Никогда ещё не видела она такого неприятного затылка и таких неуклюжих рук. А голос какой резкий! Словно солнце ушло за тучу, словно погас огонёк, который озарял её. Хоть бы скорее она приехала!

Уж подпола не знает! Груша подняла дверцу подпола. Валентинка заглянула — там было темно. Ну как это она туда полезет?

Вдруг там… мало ли кто сидит! И какая же там картошка? Просто ты неженка, даже за картошкой слазить не можешь! Правду бабка Устинья говорит — с тобой нагоришься! Валентинка зажгла маленькую синюю лампу, взяла бадейку и полезла в подпол.

Свет лампы озарил земляные стены, кадки, покрытые деревянными кружками, кринки, яйца, уложенные в ящик и пересыпанные золой. Справа громоздился ворох картошки, круглой и крупной, как на подбор. Рядом красовалась жёлтая брюква. Из кучки песка торчали хвостики моркови… Оказалось, что в подполе совсем не страшно. Только вот какой набрать: Мелкая на семена отобрана. Все знают, а она не знает.

Валентинка еле подняла ведро с картошкой, еле втащила его наверх по лесенке, со ступеньки на ступеньку. На верхней Груша подхватила ведро: Я телёнку пойло приготовлю, а ты начисть картошки для супа и вымой… И где это Таиска запропастилась? Надо кур кормить, а её нет и нет! И печка нынче что-то не топится. Он свесил с печки вихрастую голову: В это время у Груши свернулся чугунок с ухвата, и вода зашипела на горячих кирпичах. Наконец пришла Таиска, розовая, весёлая.

В синих глазах её ещё дрожал смех. Просто в снежки с ребятами играла, вот и всё! Смотри, в ведре даже лёд намёрз! А потом повернулась к Валентинке: Это еще только три картошины очистила?. Таиска, бери ножик, помоги этой неумехе! Но Таиска даже не подошла к Валентинке: Я лучше пойду кур кормить.

про любовь про тебя про знакомые слушать онлайн

И снова скрылась, хлопнув дверью. У Валентинки ресницы набухли слезами. Она спешила, чтоб угодить Груше, но и ножик её плохо слушался, и картошка из рук вывёртывалась. Груша заправила суп и поставила в печку. А потом налила пойла в широкую бадью и сказала: Валентинка не умела поить телёнка и не знала, где. Но она взяла бадейку и тихонько пошла из избы.

А то она какую-то колибру знает, а вот где телёнок стоит — не найдёт! У Валентинки засверкали. Мой папа до фронта целые дни на заводе пропадал. И мама служила тоже!. Валентинка с Романком вышли во двор. Его Огонёк зовут, потому что он рыжий! Только смотри овец не выпусти. Когда Валентинка вошла в овчарник, овцы шарахнулись от неё в дальний угол. Они испугались Валентинки, а Валентинка испугалась их и остановилась у порога.

За высокой перегородкой стоял светло-жёлтый бычок.

Фабрика - про любовь,про тебя,про знакомые слова до боли..

Он нетерпеливо совался мордой в щели перегородки и коротко мукал, вернее, макал: И ножки белые, как в чулочках! А глазки чёрные, как черносливы!. Но не успела она войти за перегородку, как бычок отпихнул её, выскочил оттуда, бросился к бадейке и тут же опрокинул её.

Тёплое пойло зажурчало сквозь подстилку. Валентинка в ужасе подхватила бадью, но там было пусто. Бычок сердито стучал в дно бадьи, облизывал крошки жмыха со стенок. Но пойла не было, и он принялся орать во весь голос. Но бычок и не собирался лезть обратно. Он принялся играть и бегать по тесному овчарнику. Овцы бросались от него, чуть не на стены прыгали. А ему это, как видно, очень нравилось: Валентинка вышла из овчарника, захлопнула дверь, села на приступку и расплакалась.

Мне всё равно… Пусть в лесу замёрзну! Наплакавшись, Валентинка вошла в избу и молча поставила пустую бадейку. На столе уже дымилась горячая картошка. Ну ничего-то она не умеет! Ничего-то она не может! Вот уж барыню привели к нам! Голодный будет целый день, да? Авось не околел бы! Он стоял за дверью в горнице, вытирал полотенцем руки и слышал их разговор. Вот видишь, городская, а и то жалеет.

Груша поворчала, но пойло отнесла.

Скачать mp3 Фабрика - Про любовь бесплатно

Однако Валентинку томило что-то. Вот сейчас Груша опять даст ей какое-нибудь мудрёное. А Таиска, вместо того чтоб помочь, засмеётся и убежит на улицу, и Романок за. А дед хмурый, неприветливый, к нему не подойдёшь. Ну до чего же далеко до вечера! А вдруг она и вечером не приедет?. После завтрака начали убирать избу. Валентинке досталось мести пол. Ну, это она сумела, она и дома не раз подметала комнату. Она вымела и горницу и кухню и смела сор с крыльца.

Утро было ясное, а день наступил сырой, серый, ветреный. С крыши срывалась капель. Среди голых веток щебетали воробьи.

Какой холодный, хмурый день! Как холодно и грустно Валентинке! Надо, чтобы кто-нибудь её любил, обязательно надо, чтобы кто-нибудь любил её, был бы с ней ласков, чтобы кто-нибудь спросил её, не хочет ли она погулять или покушать, чтобы кто-нибудь сказал ей: Где солнце на небе?

Высоко ли оно ещё или спустилось к вершинам леса? Ничего не видно за тучами. Валентинка продрогла и вошла в избу. В избе было подозрительно тихо. Груша, Таиска и Романок сидели вокруг стола, уткнувшись лбами, и что-то рассматривали. Но едва Валентинка переступила порог, они испуганно оглянулись на неё. Таиска схватила что-то со стола и сунула руку под фартук. Все трое глядели на Валентинку не то смущённо, не то насмешливо и молчали.

Валентинка увидела, что из-под Таискиного фартука выглядывает жёлтый ремешок. Мы думали, там что хорошее, а там картинки какие-то. Валентинка протянула руку, но Таиска отдёрнула сумочку. И Романок и Таиска рассмеялись. Валентинка не стала догонять. Она подошла к угловому окошку и уставилась глазами в талый узор на стекле. Тогда Таиска подошла и молча сунула ей сумочку. Валентинка взяла её, но от окна не отошла. Как они смели взять её сумочку? Разве она когда-нибудь полезла бы в школьную Грушину сумку?

Про любовь — ФАБРИКА. Слушать онлайн на Яндекс.Музыке

Разве стала бы рассматривать, что там есть? Какой серый, хмурый день смотрит в окно! Но что это там? Кажется, сани заскрипели по снегу. Так и есть — кто-то подъезжает к дому.

Валентинка бросилась на улицу, даже платка не накинула. Она подбежала к Дарье и молча обхватила её сырой армяк. Но пусть кричит — Валентинка ничуть её не боится. Она видит, как ласково светятся ей навстречу синие глаза, как улыбается покрасневшее от ветра милое лицо. Конечно, сегодня уже никто больше не посмеет обидеть Валентинку! На окне зацветает весна. Дед оказывается не страшным и не сердитым Стало теплее пригревать солнце.

Берёзы стояли мокрые от стаявшего снега, и с тонких веток падали на землю сверкающие капельки. В деревне вдруг появились грачи. Они кричали среди голых вершин, рылись на потемневших дорогах. Весь свет заставил мучиться. Но где этот овраг? Спросить бы… Только у деда разве спросишь! Валентинка часто выходила на крыльцо, стояла, смотрела, слушала… Смотрела, как идут облака по небу, как раскачивает ветер длинные косицы берёз, как скачут воробьи, подбираясь к куриному корму.

Слушала шум ветра в деревьях, смутное пение чижей, доносившееся из соседней рощицы. Воздух был полон каких-то новых, необъяснимых запахов, которые волновали Валентинку, манили, звали куда-то… Иногда Таиска тащила её гулять: Боялась мальчишек — они отколотят. Девочек боялась тоже — они будут смеяться над её капором, над её коротким платьем. И часто издали, не отходя от избы, смотрела, как веселятся ребятишки на горе или лупят снежками друг друга.

В солнечное утро дед принёс из кладовой семена пшеницы, овса и гороха и посеял в тарелках. Ему надо было узнать, хорошие ли это семена, годятся ли они для сева. Дед был кладовщик, и это была его первая забота — выдать для сева хорошие семена. Каждый день Валентинка разглядывала тарелки: Груша часто замечала, как Валентинка сидит над этими тарелками и смотрит на мокрую землю.

Однажды к тарелкам с лукавым видом подошла Таиска. Разрой и посмотри, есть на них наклёвыши или. Если есть, значит, взойдут. Валентинке и самой очень хотелось вырыть хоть бы одно зёрнышко. Но что-то слишком весело смеются у Таиски глаза и что-то Романок насторожился, так и вытаращился: И вдруг Романок не выдержал.

На тебя, что ли, он рассердится? Таиска показала Романку язык и ушла. Валентинка испуганно смотрела на Романка. Ух, что было бы, если б она так вот деду напортила! С этого дня она даже и близко не подходила к тарелкам. И, когда становилось очень скучно, усаживалась в уголке за комодом, вынимала из своей жёлтой сумочки связку картинок и расставляла их рядышком возле стены. Эти картинки она собирала давно: Дарья с беспокойством посматривала на Валентинку, когда та, усевшись перед своими картинками, смотрела на них и что-то бормотала потихоньку.

С кем она разговаривает? Но это не Дюймовочка, это сама Валентинка сидит на листке и разговаривает с рыбками… Или — вот избушка. Валентинка подходит к дверям. Кто живёт в этой избушке. Она открывает низенькую дверь, входит… а там прекрасная фея сидит и прядёт золотую пряжу. Фея встаёт Валентинке навстречу: А я давным-давно тебя поджидаю!

Тогда она молча убирала свои картинки. Как-то перед вечером Валентинка не вытерпела и подошла к тарелкам. Романок подошёл к тарелкам: Но Валентинке показалось, что Романок мало удивился и мало обрадовался.

Одна Груша сидит в горнице. Но Груша вязала чулок и как раз в это время считала петли. Надо деду сказать, ведь он же сеял это! И, забыв свою всегдашнюю боязнь, она побежала к деду.

Дед на дворе прорубал канавку, чтобы весенняя вода не разлилась по двору. Ты погляди, что у тебя в тарелках: Дед приподнял свои косматые брови, посмотрел на неё, и Валентинка в первый раз увидела его. Они были светлые, голубые и весёлые. И совсем не сердитым оказался дед, и совсем не страшным! Дед отставил в сторону лом: Овёс тоже всходил дружно. А пшеница вышла редкая: А Валентинке словно подарок дали. И дед стал не страшный. И на окнах зеленело с каждым днём всё гуще, всё ярче.

До чего радостно, когда на улице ещё снег, а на окне солнечно и зелено! Словно кусочек весны зацвёл здесь! В избе появляются новые жильцы Мать сегодня то и дело заглядывает в овчарник. Всё ходит, смотрит чего-то. И даже поздно вечером, когда уже все легли спать, Валентинка услышала, как она зажгла лампочку и, накинув шубейку, опять пошла в овчарник. На этот раз она вернулась очень быстро и сразу стала будить деда: Дед тоже быстро поднялся и поспешил за.

Она торопливо надела платье — может, сейчас придётся бежать? Девочки спокойно спали на большой кровати. На краю печки похрапывал Романок. Обними меня глазами, обними меня душой.

Как пред строгими богами, я перед тобой. Обними меня покрепче да прижми к своей груди. Мне так будет много легче позабыть и перейти. Поцелуй меня глазами, поцелуй меня душой. Оборвать все нити сразу легче, нежели по.

Стебель жизни очень тонок, не губи его, шаля. Где-то там не спит ребенок, так похожий на. Так похожий на. Так успокой меня глазами, успокой меня душой.

Для меня ты - Ангел Божий. Без тебя такая муть! Я вечно Ваш и буду вечно Вас любить! А Вы ответили, что Вам звонить не надо, И будет лучше, если мне Вас позабыть Для Вас любовь прошла, как сновиденье, И в этом, может быть, моя вина От одиночества сегодня получил я приглашенье, Свечу зажгла ее величество Луна. Но как забыть Ваш взгляд печальный, томный, И этот локон запаха весны Я на счету у Вас, должно быть, миллионный.

Какие сладкие у Вас, должно быть, сны! От одиночества по почте получил я приглашенье, Свечу зажгла ее величество Луна.